Previous Entry Поделиться Next Entry
Картинки
romakryukov
Последняя зеленая тетрадь в клетку.
«Александр Невский был крутым. Тогда воевали не за ордена, медали и идею. Тогда просто воевали. Это были настоящие звезды на льду» - в пустоту процитировал Картер.
- Определенно поставим этому пареньку пять. Заслужил.
Весна пришла слишком рано и неожиданно. Еще лежал снег, но воздух был наполнен тем самым неповторимым вкусом. Хотелось жадно вдыхать его полной грудью и просто бродить по улицам безо всякой цели.
После проверки тетрадей именно этим Картер и планировал заниматься.
- Все, на сегодня хватит.
Картер открыл шкафчик в своем кабинете, достал бутылку, плеснул немного в чай и пригубил. Поставил бутылку на место. Администрация давно покинула школу, так что бояться было некого.
- Раз уж на то пошло…
И он закинул ноги на стол.
Некуда было торопиться, дела и планы отсутствовали. Но если раньше это вызывало лишь ощущение одиночества, то сегодня Картер был несказанно рад этому факту.
Можно поехать на набережную, распить остатки бутылки, глядя на воду. Можно пройтись по улицам. Можно поехать в торговый центр и бродить вдоль бесконечных витрин. Имелись сотни способов потратить время на первый взгляд впустую.
Шарф развевался на ветру и стремился закинуться за спину, плащ явно хотел стать парусом на турецкой галере. Ветер все еще оставался холодным, но дул не так злобно, как это бывает зимой.
Картер шагал по улицам.
- Ну и пусть все они катятся к чертовой матери. – выдохнул он дым с идиотской ухмылкой.
Усы и борода были идеально подстрижены, рубашка расстегнута на верхнюю пуговицу, галстук чуть съехал влево.
- И как бы мне записать это чувство?
Врач сказал вести дневник чувств. Записывать каждую свою эмоцию в течении дня.
На секунду Картер задумался.
Действительно.
Что это такое?
Это не похоже на тоску, не похоже на грусть, не похоже на радость.
Поток мыслей прервал телефонный звонок. Данте.
- Привет, старик!
- Привет.
- Чем планируешь заняться сейчас?
- Да ничем. Есть предложения?
- Пойдем в бар, мне надо напиться.
Самое интересное это когда планы на вечер рождаются спонтанно, сами собой. Так сильнее чувствуется вкус жизни.
***
- В последнее время у меня в жизни гораздо больше красивых картинок женщин, чем самих женщин. – медленно проговорил пьянеющий Данте Иванов.
- Может оно и к лучшему, старик? – возразил ему Картер.
Они сидели в баре, давно стемнело, бутылка подходила к концу.
- К лучшему? Я хочу реальную женщину, а не воображаемую иллюзию.
- У некоторых реальных женщин есть усики. – сказал Картер с улыбкой.
- Да, но ведь это можно исправить. Оплатить ей лазерную эпиляцию, или еще что-нибудь.
- И этим ты начнешь превращать реальную женщину в ту самую картинку.
Очередная доза огненной воды перенеслась из бутылки в стаканы. Люди ходили мимо, брали себе вино. Никто не замечал что сейчас, прямо здесь и сейчас рушится картина мира одного уже не молодого человека.
- Знаешь, Данте, недавно я составлял список женщин, оставивших след во мне. И еще я составил список женщин, в которых я оставил след.
Данте чуть повернул голову, приглашая продолжить рассказ. Его феноменальная мимика позволяла общаться без слов. Это очень полезный навык, когда ты пьян.
- Так вот, я составил список и нашел удивительную вещь. Женщины, которых я любил, и которые, возможно, любили меня…
Картер закашлялся. Данте похлопал его по спине.
- Кхе, гхм-гхм. На чем я остановился? Да, женщины. Те, с которыми я был, не унесли в сердце после расставания ровным счетом ничего от старого школьного учителя.
- Ты часто ковыряешься в своем сердце, но откуда тебе знать, что творится в их сердцах? – сказал Данте и залпом осушил стакан.
- Это можно заметить, поверь. Я работаю в школе. И давно научился замечать, для кого мои слова не прошли мимо.
Картер потянулся за сигаретой, чиркнул спичкой, сделал глубокую затяжку и продолжил.
- А знаешь в ком я оставил хоть какой-то отпечаток? Знаешь, кто помнит меня и благодарен мне? Те самые женщины-картинки.
Из глаза Картера рвалась слеза, но усилием воли он не дал ей дороги. Была ли это невесть откуда взявшаяся сентиментальность, или усталость, или же глубокий порез в душе? В последнее время глаза часто пытались выдавливать из себя соленую жидкость. Но это были не слезы от «Титаника» или еще чего бы то ни было.
Нутро Картера пыталось общаться с миром таким непосредственным образом.
- Я был для них никем, остался для них никем. Мимолетные встречи, общение через электронную почту. Но. Но они почерпнули что-то от меня и сохранили в себе. А те, с которыми я спал, пытались всячески откреститься от всего, что было связанно со мной.
- Ты планируешь защитить на этом диссертацию? – с легкой иронической ухмылкой сказал Данте.
- Ха. Ха. Ха. – с каменным лицом и широко открывая рот методично процедил Картер.
- Я же дурачусь, друг. Продолжай.
- Вот, например одна. Я видел ее полтора раза, но несколько лет мы активно переписывались. У нас были общие знакомые, мы жили относительно близко друг от друга, но общались только по почте. Пару раз я даже написал ей настоящее бумажное письмо в конверте. Я рассказал ей об одной концепции видения мира. И она до сих пор считает эту самую концепцию основополагающей. До сих пор помнит меня и благодарна мне, хоть мы давно утратили связь.
- Ну а что бы изменилось, если б ты, например, сделал ей предложение руки и сердца?
- Не знаю… Мы бы расстались и она бы прокляла меня и мои взгляды. Мы ведь всегда разочаровываемся в людях, когда узнаем их ближе.
Данте на секунду задумался. Действительно. С высоты птичьего полета земля выглядит такой красивой, но стоит спуститься ниже и тебя тут же встретят мусор, трупы и грязь.
- Так что, по-моему, пусть некоторые женщины так и остаются в мечтах. – устало проговорил Картер.
Милая девочка официантка забрала пустую бутылку, поменяла пепельницу и, чертовски по-доброму улыбнувшись, поспешила за новой порцией алкоголя.
Картер взглядом указал на ее удаляющуюся спину.
- Вот посмотри на нее. Хороша собой. Судя по выражению лица не глупа. Наверняка подрабатывает тут по вечерам, чтобы оплатить учебу. Просто умница. Но проведи с ней пару месяцев. Узнаешь, что она не так уж чистоплотна, что она часто и капитально выносит мозг, что она совершает грубейшие орфографические ошибки. Или же она читает дрянных авторов.
- Была у меня такая. – оживился Данте – Дарила мне тонны макулатуры. Но мне нравилось рвать эти книжки. Хорошая тренировка.
- Да, да. Некоторая литература годится только в качестве подставки под тумбочку либо как спортивный снаряд.
Официантка вернулась, поставила новую бутылку на стол, улыбнулась и убежала.
- Данте, ты обратил внимание на то, что у нее два кольца на руках и три сережки? Настоящая леди может позволить себе только три украшения.
- Обратил. Первый шаг к разрушению надуманного образа сделан.
- А знаешь в чем самый главный плюс женщин-картинок?
- В чем?
- Мы не отравляем им жизнь своим присутствием.
***
Вечер лениво отдавал приводные ремни ночи. Фонари, опустив свои светящиеся головы, стояли одинокими рядами.
Картер, шатаясь, шел по дороге и вслух придумывал танку:
Дорога плачет.
Я возвращаюсь домой.
Кому я нужен?
Мои слова не слышны.
Но ночь всегда проходит.

?

Log in

No account? Create an account