Previous Entry Поделиться Next Entry
Праздник в середине февраля.
romakryukov
Картер зашел в лифт. Третий этаж, четвертый, пятый. Удар кулака пришелся как раз на кнопку «стоп».
Учитель истории и физкультуры свалился на пол и разрыдался, как маленькая девочка, которой попалась игрушка в киндер сюрпризе, которая уже у нее есть.
«Все не так, все не должно быть так» - выплевывал из себя его скорченный рот. Все не так. Осознание того, что он видел на работе, пришло к нему только сейчас.
Внутри головы снова пронеслись события дня.

***
Картер проигрывал вторую партию в шахматы умственно отсталому восьмикласснику. Он, конечно же, поддавался. Улыбка ребенка была куда важнее победы.
- Шах! – радостно прокричал восьмиклассник.
- Ах ты маленький Каспаров!
- Я два раза вас обыграю сегодня.
- Еще не вечер, старичок. – улыбнулся ему Картер.
Стук в дверь. Воспитатель. Он принес восьмикласснику валентинки, как тот и просил.
Шахматная партия была на время остановлена. Валентинки были разложены на столе.
- Эту я подарю маме. Эту тете Кате.
- А вон ту, самую большую? – спросил Картер
- Эта для одной девочки…
На его лице была застенчиво-радостная улыбка.
Картер не стал спрашивать для какой именно девочки предназначен этот розовый кусок картона в форме сердца. Пусть останется тайной.
Ком в горле.
Накатываются слезы.
Сдерживать себя, сдерживать. Ты ведь учитель.
Все то, что люди считают самым чистым, на самом деле являлось грязным куском снега по сравнению с чувствами этого парнишки.
Картер вспомнил свои сердечные дела. Влюбить в себя какую-нибудь женщину, потом бросить ее. Влюбиться в какую-нибудь женщину и сделать так, чтобы она бросила его.
Фраза звучала в его голове бесконечным дилеем.
Для одной девочки. Для одной девочки. Для одной.
Весь цинизм Картера, вся его напускная крутость была растоптана этой до боли трогательной и грустной сценой.
Учитель и ученик улыбались. Им больше не хотелось играть в шахматы.
Трагизм ситуации подчеркивал диагноз восьмиклассника. Умственная отсталость.
Живое и воспаленное воображение Картера быстро нарисовало картину. Восьмиклассник и та девочка. Праздник в середине февраля.
Только у девочки уже была валентинка в руках. Больше и красивее.
Картер как мог гнал эти мысли прочь. «Нет, у него все будет хорошо, я хочу верить в это» - твердил он себе.
Звонок.
- Спасибо за шахматы.
- Тебе спасибо, старичок.
Учитель истории и физкультуры пришел к выводу, что если у восьмиклассника все будет хорошо, то и он сам как-нибудь обустроится.
- Мир ведь не настолько плох, правда? Все должно быть хорошо. Все должны быть счастливы…
- Оплачивать собираетесь картой или наличными? – спросил кассир.
- Наличными.

***
Картер вернулся из воспоминаний в реальность.
Он по прежнему рыдал в лифте. Ничего не изменилось. Ничего.

***
Пятничный вечер в школе всегда обладает некоторой особой аурой. Дети спешат домой, учителя спешат побыстрее заполнить журналы, чтобы тоже пойти домой. Лишь уборщицы одиноко протирают пол в пустеющих коридорах.
Но учитель истории и физкультуры Картер не спешил домой. Это был праздник в середине февраля.
Пустая упаковка транквилизаторов валялась на полу. Рядом с ней валялся и Картер. Из колонок плавно накатывался звук.
Картер несся куда то.
К заснеженным вершинам или складу своих забытых снов.
Праздник.

?

Log in

No account? Create an account